Что случилось с Ким Чен Иром?

29 10 2008

Леонид Петров, Сеульский Вестник

Вот уже полтора месяца, как СМИ всего мира задают вопрос – “Что случилось с Ким Чен Иром?”  А.Ланьков, И.Захарченко и К.Асмолов уже уделяли этому вопросу немало внимания. Самые последние сообщения говорят о том, что КЧИ лежит в больнице, приглашает к себе нейро-хирургов из Китая и Франции, но страной по-прежнему руководит (AFP: Kim Jong-Il likely in hospital: Japan PM). Причём, в качестве источника этой информации журналисты сегодня цитируют нового Премьер-министра Японии Таро Асо и известного историка, профессора Токийского Университета Вада Харуки…

Японский фактор

До сегодняшнего дня все слухи о болезни КЧИ исходили из Японии, а именно из японских газет, которым (по оценкам А.Ланькова) доверять можно не более чем на 2%. Западная пресса эти слухи дружно поддерживала и активно муссировала. Своим непоявлением на важных мероприятиях общенационального значения (парад 9 сентября, празднования 10 октября, и т.д.) сам КЧИ этим слухам придавал новый импульс. Почему именно Япония стала источником такого рода интригующей информации? ( See the full text here… )

LP

Advertisements




Что случилось с Ким Чен Иром?

29 10 2008

Вот уже полтора месяца, как СМИ всего мира задают вопрос – "Что случилось с Ким Чен Иром?"  А.Ланьков, И.Захарченко и К.Асмолов уже уделяли этому вопросу немало внимания. Самые последние сообщения говорят о том, что КЧИ лежит в больнице, приглашает к себе нейро-хирургов из Китая и Франции, но страной по-прежнему руководит (AFP: Kim Jong-Il likely in hospital: Japan PM). Причём, в качестве источника этой информации журналисты сегодня цитируют нового Премьер-министра Японии Таро Асо и известного историка, профессора Токийского Университета Вада Харуки. Итак, всё по-порядку…

Японский фактор

До сегодняшнего дня все слухи о болезни КЧИ исходили из Японии, а именно из японских газет, которым (по оценкам А.Ланькова) доверять можно не более чем на 2%. Западная пресса эти слухи дружно поддерживала и активно муссировала. Своим непоявлением на важных мероприятиях общенационального значения (парад 9 сентября, празднования 10 октября, и т.д.) сам КЧИ этим слухам придавал новый импульс. Почему именно Япония стала источником такого рода интригующей информации?

Смею не согласиться с А.Ланьковым в том, что у них самые близкие контакты. После признаний КЧИ на встрече с японским премьером Коидзуми в 2002 г. в Пхеньяне, что КНДР долгое время занималась похищением японских граждан в целях подготовки собственных шпионов, отношения между Северной Кореей и Японией испортились окончательно и связей нет почти никаких. Регулярный паром Мангёнбон, десятилетиями курсировавший между Вонсаном и Ниигатой, перестал выполнять рейсы, а про-северокорейская организация в Японии (Чосен Сорен = Чочхонрён) стала подвергаеться откровенному линчу со стороны японских властей и общественности. Заподозрить чочхонрёновцев в сознательном "сливе" информации о здоровье Вождя в японскую правую прессу я не решусь.

Скорее наоборот. Дело во внутриэкономических и внешнеполитических проблемах, с которыми продолжает бороться сегодняшняя Япония. Уход в отставку японского премьер-министра, начало мирового финансового кризиса и падение котировок на японских биржах, неприятный для Японии разворот американской политики по отношению к Северной Корее на шестисторонних переговорах — всё это события произошедшие за последние два месяца. Другими словами, Япония сейчас переживает настоящий кризис. В этой ситуации КЧИ и его здоровье как нельзя лучше помогают отвлечь внимание японских избирателей от внутренних проблем. Вот и сегодня Премьер-министр Асо взял на себя смелость объявить, что КЧИ нездоров, лежит больнице, но страной управляет. От ответа на вопрос откуда у него такая информация, японский руководитель, разумеется, уклонился…

Мнение северных корейцев

Что касается профессора Вада Харуки, который на прошлой неделе (18-22 октября) посетил КНДР с частным визитом, направленным на поиск путей к улучшению двусторонних отношений между Японией и Северной Кореей, то его осведомлённость о здоровье КЧИ также оставляет желать лучшего. Вот что он сказал во время сенсационной пресс-конференции в Токио по возвращению из «Страны ядерной свежести» : "I firmly believe Chairman Kim Jong-Il is sick. However, seeing how he was able to lead and give instructions in the negotiations with the United States, I came to conclude his health is still okay."

Иными словами, Вада-сенсей основывается на своих личных впечатлениях и никакой реальной информации касающейся здоровья северокорейского руководителя не имеет. Единственной полезной и достоверной информацией можно считать следующее его наблюдение: "So people have a sense that something is happening. But it did not appear in the city that people are seriously worried." Действительно, жители страны понимают, что что-то происходит, но никакой паники или напряжённости этой связи в Северной Корее не наблюдается.

Северные корейцы внутри страны наотрез отказываются обсуждать вопрос о том, «что будет если…» Травма, которая до сих пор ассоциируется со смертью Ким Ир Сена (отца КЧИ и Вечного Президента КНДР) в 1994 г. настолько свежа в народной памяти, что возвращаться к этой теме никто не хочет. Все понимают, что КЧИ не вечен и рано или поздно придётся прощаться и с ним, но вдаваться в подробности этой новой драмы желающих нет. Есть, конечно, и те, кто что-то знает о реальном положении дел (и состоянии здоровья Вождя), но это совсем другой уровень и утечка правдоподобной информации из тех кругов маловероятна. Кстати, северокорейская Pyongyang Times недавно намекнула, что у КЧИ это лето выдалось наредкость напряжённым, и что за 20 самых жарких дней он посетил более 30 объектов (воинских частей, заводов и совхозов), исколесив почти 4000 км. Как знать, может быть такой график и сказался на здоровье Железного Полководца?

Те граждане КНДР, которые находятся по делам в Китае или других странах, очень философски подходят к проблеме смертности своего Вождя и стараются не касаться этой темы под предлогом того, что находятся вдали от Родины и не владеют полной информацией. Слухи о том, что в середине октября по дипломатическим каналам якобы прошла инструкция всем сотрудникам посольств и консульств КНДР находиться в режиме ожидания «важной информации», также, подтверждения не нашли. Из моих разговоров с северными корейцами, находящимися по долгу службы в Китае, я понял, что эта инструкция либо никогда не существовала, либо настолько тщательно скрывается, что реально никакого влнияния на их обычную рутинную работу не оказывает.

Здоровье Вождя и будущее КНДР

По слухам, ещё в августе из Китая в КНДР отправилась группа врачей для «обследования высокопоставленного лица» в этой стране. Данная информация вполне вероятна т.к. для Пхеньяна китайские врачи всегда оставались эталоном профессионализма и залогом сохранности врачебной тайны. Да и для Пекина такое приглашение открыло бы уникальную возможность проникнуть в святую святых «затворнического королевства», от чего было бы трудно отказаться. Почему не позвали светил медицины из Москвы не совсем понятно. Скорее всего побоялись возможной утечки информации, да и китайцы обиделись бы, если бы их не позвали первыми.

На сколько эффективна оказалась помощь китайских врачей – другой вопрос. Если врачей вызывали именно к КЧИ, и они провели какую-то операцию, то пока результат их работы остаётся проблематичным. Особенно, если принять во внимание последние сведения о том, что старший сын КЧИ, Ким Чжон Нам, несколько дней назад посетил Париж с целью приглашения французского нейрохирурга Francois-Xavier Roux в Пхеньян. Специалист согласился и уже вылетел в Пекин. Эта история также вполне правдоподобна, учитывая тот факт, что члены семьи Кимов всегда ездили во Францию и Швейцарию на лечение и послеоперационный отдых. Вопрос остаётся в том кому и какого рода хирургическая помощь понадобилась в этот раз.

Все эти косвенные данные данные ставят больше вопросов чем дают ответов. Тем не менее, уже сейчас можно сделать несколько логических выводов. Во-первых, ясно что в Северной Корее возникла какая-то экстроординарная ситуация, где правящей семье Кимов потребовалось срочное вмешательство лучших врачей и хирургов. Во-вторых, состояние здоровья КЧИ (каким бы оно ни было) в настоящее время никак не сказывается ни на внутренней ни на внешней политике КНДР. В-третьих, вопрос о передаче власти в стране не поднимается (как и не поднимался раньше), что свидетельствует о существовании некоего плана на случай непредвиденных ситуаций. Первый и второй выводы подтверждаются сегодняшним сообщением главы южнокорейской Национальной разведывательной службы, Ким Сын Хо.    

Что касается ожидавшегося «важного сообщения», которое может поступить из Пхеньяна в любую минуту, то оно может касаться чего угодно, а не только состояния здоровья руководителя страны. Например, это может быть объявление о созыве очередного (сильно просроченного) VII Съезда Трудовой Партии Кореи. Последний съезд созывался в 1980 г., где КЧИ был официально назначен «наследником и продолжателем» дела Ким Ир Сена. Новый съезд партии мог бы провозгласить новые направления в экономической политике и выявить новое поколение руководителей. Новый съезд ТПК мог бы стать важной вехой в деле выведения страны из состояния перманентного кризиса.

Каким будет руководство КНДР в ближайшем или отдалённом будущем, ответить сейчас невозможно. Многие аналитики, окончательно запутавшись во внутренних связях и возможных противоречиях между членами клана Кимов, сходятся на том, что передача власти кому-либо из членов семьи КЧИ в принципе немыслима, и что руководство страной скорее всего будет коллективным (см. статью Рюдигера Франка).

Как бы там ни было, ситуация в Северной Корее остаётся стабильной и спокойной. Возможно, что покров тайны, которой окутано всё касающееся вопроса преемственности в руководтсве КНДР, и является залогом такой стабильности. Это совсем не значит, что так будет продолжаться вечно. Рано или поздно перед народом Северной Кореи встанет вопрос о новом поколении руководителей. Как этот вопрос будет решён зависит не только от желания и усилий элитарных групп внутри Партии и Армии, но и от настроения простых корейцев. В конечном итоге, в сложном уравнении политического будущего КНДР эта переменная окажется решающей.
 

Обзор Леонида Петрова
для Русской службы Радио ВВС
29 октября 2008 г.





Y después de Kim, ¿quién tendrá el control?

27 10 2008

Aunque muchos norcoreanos lo crean, el Jefe de Estado Kim Jong Il no es inmortal. Pero el régimen comunista, con capacidad nuclear, carece de un plan de sucesión.

CAMILA RUSSO ARINOVICHE

¿Hay algo más inquietante que un líder autócrata con un ejército de 6 millones de personas, que no tiene reparos en desafiar a Occidente con su programa nuclear? Sí, es el caos que se produciría cuando ese país pierda a su gobernante y las facciones de poder se enfrasquen en una lucha feroz por el poder.

Este panorama se planteó como una posibilidad el mes pasado cuando el auto proclamado “Querido Líder” Kim Jong Il, de 66 años, estuvo ausente de la vista pública durante 50 días, incluso faltando al 60º aniversario de independencia de Corea del Norte el 9 de septiembre.

En su ausencia, informes de la inteligencia de Corea del Sur y de EE.UU. aseguraron que Kim había tenido un derrame cerebral, lo que las autoridades norcoreanas negaron. Enfermo o no, surge una pregunta: ¿Quién tomará el control cuando Kim no esté?

El panorama es incierto. A diferencia de su padre, el fundador de Corea del Norte Kim Il Sung, que lo preparó por 15 años para gobernar, Kim Jong Il no ha anunciado a un sucesor. “El periodo de inestabilidad sería más largo e intenso (que tras la muerte de Kim Il Sung en 1994) ya que traería luchas de poder”, dice el experto en norcorea de la Universidad Nacional de Australia, Leonid Petrov.

Posibles escenarios

De sus tres hijos, los expertos se inclinan por el segundo, Kim Jong Chol (ver recuadro). También se nombra a su cuñado, Jang Song Taek, quien tiene un puesto alto en la jerarquía. Con cualquiera de ellos habría problemas de legitimidad: “Los hijos no tienen el prestigio de Kim. Él construyó un culto a la personalidad durante años, mientras estaba vivo su padre”, explica Denny Roy, experto en temas de seguridad de Asia Pacífico del East West Center, en Washington.

Otro escenario sería un gobierno colectivo, pero hay tres grupos que disputarían el poder: el Partido de los Trabajadores, la elite en torno a la familia Kim y los militares. “El mundo verá un montón de gatos peleando dentro de una bolsa hasta que el ganador de la pelea emerja a la vista pública”, opina el especialista en Japón y Corea, jefe de The Economist en Tokio, Dominic Ziegler.

Pero uno de los gatos tiene más ventaja sobre los otros. “Kim Jong Il y los generales del ejército tienen control sobre el armamento y las armas nucleares, si es que las hay”, apunta Choong Nam Kim, experto en Corea y ex asesor político de dos presidentes surcoreanos. Explica que las elites perderán el poder por la falta de legitimidad de los hijos y que la importancia del partido ya ha disminuido por la política de “Ejército Primero” de Kim, mientras que los militares se verán fortalecidos si conservan el control de las armas.

Esta cúpula necesitará la imagen de un líder para mantener el control del régimen, basado en el culto a la personalidad. Por eso, los expertos coinciden en que probablemente gobernará un grupo de generales con uno de los hijos simbólicamente a la cabeza.

Las armas también influyen en el rol de las potencias externas. Los analistas están de acuerdo en que una intervención armada es poco probable, en gran medida por el posible arsenal nuclear norcoreano. “Si la situación se desestabiliza, una o más potencias querrán involucrarse, pero Corea del Norte no es un blanco fácil: no sabemos cuántas armas de destrucción masiva tiene, quién las controlará y si están dispuestos a usarlas”, dice Leonid Petrov, desde Seúl.

La incertidumbre en la sucesión de Kim Jong Il hace pensar en un posible colapso del sistema. “Uno de los problemas de concentrar tanto poder en un solo individuo es el caos que puede resultar de la muerte de esa persona”, apunta Denny Roy. Sin embargo, esto será evitado a toda costa por los vecinos. “Un colapso del régimen no es del interés de China por sus fuertes lazos económicos con Corea del Norte y porque miles de refugiados cruzarían la frontera, provocando un desastre humanitario”, asegura Petrov.

A Corea del Sur tampoco le conviene. “Quieren mantener la estabilidad porque no hay una estrategia clara en caso de un colapso y no están preparados para recibir a 20 millones de norcoreanos”, afirma Choong Nam Kim. Pero los analistas aseguran que un régimen como el de Kim no puede durar mucho tiempo más. Dominic Ziegler sostiene que “los coreanos han estado separados sólo seis décadas de una historia milenaria; tienen lazos muy fuertes. Entonces la reunificación tendrá desafíos, pero seguramente habrá una Corea unida en el futuro”.





Россия и Северовосточный Китай

24 10 2008

 
Путешествуя по Северовосточному Китаю (включающему в себя провинции Хэйлунцзян, Цзилинь и Ляонин), невольно прикасаешься к истории России конца 19-го и первой половины 20-го веков. Не все из этих трёх провинций являются приграничными с Россией, но все они оказались крепко привязаны к политическими событиям того бурного и трагичного времени. Россия была активным участником этих событий, что на сегодняшний день видно невооружённым глазом, и прежде всего это заметно через архитектуру, памятники старины и кладбища оставшиеся на китайской земле.

За последнюю неделю я посетил три города китайской провинции Ляонин, приграничной с Северной Кореей и несколько удалённую от России. Тем не менее, близость России ощущается здесь очень сильно. Причиной тому стала дальнеовосточная политика, проводившаяся сначала Петербургом, а затем Москвой за последние 100 с лишним лет. Сначала Россия участвовала в трёхсторонней интервенции (вместе с Германией и Францией) против захвата Японией китайских территорий в войне 1894-1895 гг. Японию на время удалось изгнать из Китая и Кореи, но её место заняла сама Россия. Так началось строительство новых русских городов в Китае – Харбин, Дальний и Порт-Артур вдоль Китайской Восточной Железной Дороги (КВЖД). Сильному русском влиянию была подвержена и Корея, которая оказалась заложником имперских устремлений Петербурга и Токио. Об этом в Китае сейчас говорят открыто, называя вещи своими именами.

Не удивительно, что уже в 1904-1905 гг. между двумя империалистическими державами соперничество возобновилось и началась Русско-японская война. Происходила она именно на Ляодунском полуострове, в Корее и в прилегающих к ним водах. Вскоре выяснилось, что Россия была не в состоянии защищать земли столь удалённые от метрополии и с частью из них пришлось расстаться. Так в руки японцев попала южная Маньчжурия, половина острова Сахалин и вся Корея. Южная ветка КВЖД и два города – Дальний и Порт-Артур – на полвека оказались в сфере влияния Японии. Россия надолго утратила собственность и инвестиции в этом районе Китая. Однако здесь остались грандиозные памятники архитектуры, кладбища и мемориалы, установленные в честь русской армии. Интересно, что один из таких из мемориалов в честь русских солдат и офицеров, храбро сражавшихся и погибших на чужбине, был установлен самими японцами.

Во всём остальном, г. Дальний (переименованный после 1905 г. в Дайрен) и Порт-Артур (ставший Рёцзюном), превратились в чисто японские анклавы в Китае. Японцы, тем не менее, старались сохранить старую русскую архитектуру. Например, ж.д. вокзал в Порт-Артуре (шедевр русского архитектурного модерна) и русская улица в Дальнем уцелели до сих пор. Немногочисленные русские продолжали жить в этих городах, но их численность не могла сравниться ни с населением русской диаспоры в Харбине или Шанхае. Переводчик Михаил Григорьев был одним из ярких талантов проживавших в городе. Лидер белого движения Генерал Григорий Семёнов, активно сотрудничавший с японцами, также оставался в Дайрене до самого конца Второй мировой войны, где и был арестован отрядом СМЕРШ Советской Армии, захватившей город в августе 1945 г. Так началась новая страница русского присутствия на Ляодуне. 

Города Шэньян, Дальний и Порт-Артур снова оказались под военным управлением, на этот раз советским. СССР были нужны военные и морские базы в этом регионе, и после установления коммунистической власти в Китае в 1949 г. Советскому Союзу было позволено пользоваться базами оставшимися от японцев. Штабы Советских войск удобно разместились в зданиях, принадлежавших японской Квантунской Армии. Активно велось и новое строительство. Например, в Порт-Артуре остались целые улицы выстроенные в советском стиле и отвечающие нуждам расквартированных там офицеров и членов их семей. Даже улицы до сих пор носят типичные для советских городов названия – ул. Ленина, ул. Сталина. Однако сейчас в эту часть города иностранцам вход воспрещён под предлогом охраны военной тайны. Люйшунь (современной название Порт-Артура) – это крупнейшая военно-морская база КНР. Таксисты отказываются везти иностранцев в музеи, а полиция пугает крупным штрафом.  

В 1950 г., грянула Корейская война, потребовавшая присутствия советских лётчиков и военных инструкторов в северовосточном Китае. Сотни офицеров были расквартированы в Шэньяне, тысячи оставались на военно-морской и авиационной базах в Порт-Артуре. При этом, чтобы не втянуть себя в новую мировую войну, Советскому Союзу приходилось участвовать в Корейской войне в условиях повышенной секретности (т.е. в плен не сдаваться, своё подданство не раскрывать). Даже члены семей советских военнослужащих должны были соблюдать эти правила. Не смотря на то, что военных действий на территории Китая не велось, в те годы от болезней, ранений и несчастных случаев погибли тысячи советских граждан, в том числе сотни детей. Нехватка докторов и медикоментов на базах в Китае стала тому причиной.      

Советское военное управление в Дальнем и Порт-Артуре закончилось в 1955 г. КВЖД также была безвозмездно передана Китайской Народной Республике два года спустя. За это китайцы до сих пор очень благодарны России. Однако не всё было просто в отношениях двух стран в конце 1950-х и 1960-х. Культурная революция полыхавшая в Китае оставила свои мрачные следы и на памятниках русской истории. Культурные реликвии оказались разрушены, надгробные плиты осквернены. На русском-советском кладбище в г. Даляне (как теперь стали называть Дальний) фотографии и иконы на памятниках были разбиты или облиты чёрной краской. Лишь в 1988 г. это кладбище стало охраняться государством.

А в 1999 г. властями города Даляня было принято решение перенести старое русское и советское кладбище в Люйшунь, объединив их вместе со старыми русскими могилами времён Русско-японской войны. Теперь там покоится более 20,000 наших соотечественников. Китайским и российским правительством также были выделены средства на перенос и благоустройство русского кладбища в Шэньяне. Оно теперь называется Мемориалом посвящённым борьбе с Америкой и помощи Корее. Там также покоятся останки воинов освобождавших северовосточный Китай от Японии в 1945 г., и служивших там во время Корейской войны советских лётчиков и военных советников.        
 
Monument to the defenders of Port-ArthurОднако обращает на себя внимание тот факт, что могилы советских воинов ухожены гораздо лучше, чем погребения времён русско-японской войны. Когда сквозь бурьян и заросли кустарника пытаешься прочесть высеченные на камне надписи «Родина никогда не забудет своих героев» возникают сомнения и странные чувства. Понятно, что для китайцев, царская русская армия была таким же захватчиком, как и японская императорская армия. Да и белое движение никогда не вызывало особых симпатий у правителей коммунистического Китая. Наверное поэтому особую роль в деле сохранения памятников русской старины в Китае должны играть неправительственные организации и просто частные лица. В Харбине эту миссию взял на себя Н.Н.Заика, о котором я рассказывал в статье "Русский Харбин сегодня" (см. ниже). Нужно признать, что русское кладбище там находится в прекрасном состоянии.

В этом может убедиться любой из читателей, кто решится посетить северовосточный Китай. Напоминаю, что "Русский бал в Харбине" состоится 15 мая 2009 г.  и такую поездку можно легко совместить и с экскурсиями в Шэньян, Далянь и Порт-Артур. Все эти города сейчас полны туристов из России и Японии. Они, как и мы, находим в тех краях часть своей истории, о которой по разным причинам правительства стараются не говорить.
 

Обзор Леонида Петрова для Радио SBS

Шэньян, Далянь, Люйшунь
20 октября 2008 г.





Important news expected from North Korea

24 10 2008

By Barbara Demick, Los Angeles Times Staff Writer, October 19, 2008.

BEIJING — North Korean diplomats abroad have been told to refrain from traveling and prepare for an “important announcement,” Japan’s Yomiuri newspaper reported Saturday. The report prompted another round of speculation that North Korea’s secretive leader, Kim Jong Il, has died or is incapacitated. The newspaper did not indicate when the announcement might be made. In recent weeks, Pyongyang had denied reports that the 66-year-old Kim was seriously ill after a stroke. When the nation’s founder and father of the present leader, Kim Il Sung, died in 1994, North Korean officials were told to stand by for an important announcement.

But North Korea experts said Saturday that the announcement could be related to other international matters. Pyongyang has been expected for some time to schedule a congress of the ruling Workers’ Party, an event that could be used to announce a new economic policy as well as to clear up uncertainty about the succession of power. The last such event was the sixth party congress in 1980, when Kim Jong Il was officially designated his father’s successor. “They are overdue to hold a party congress to announce a new generation of leaders and a new economic policy,” said Leonid Petrov, a North Korea expert, speaking from Dandong, China, at the border with North Korea.

Rudiger Frank, Professor of East Asian Economy and Society and Vice Director of the East Asian Institute at the University of Vienna, agrees by writing: “What could happen next? For quite some time, the North Korean media have been pointing at the year 2012, the 100th birthday of late Kim Il-sung, the Eternal President, as an important turning point. This could be the year of the long-awaited 7th Party Congress, 32 years after the 6th in 1980. Let’s not forget that this congress had served the purpose of officially introducing Kim Jong-il as the next leader. This time, we could see the Party taking over the role of a church, safeguarding ideology and the leadership of the two “Eternal” leaders, forming or organizing the collective leadership that seems to be the only logical step, and appointing a leader who will not be Great but visible. The recent homage to the Party’s monument could be the first step in the process of announcing this solution; the next Great Leader of North Korea could be Mother Party.” See the full text here…

LP





Русский Сеул сегодня

13 10 2008

Оказавшись в Сеуле, столице Республики Корея, в самый разгар всемирного банковского кризиса никак не верилось, что экономика этой экспортно-ориентированной страны может испытывать трудности. Первоклассные дороги, быстро-строящиеся небоскрёбы и удивительно доброжелательные и по последней моде одетые корейцы никак не создавали впечатление нации сражающейся с бедами мировой экономики. Дело в том что благополучие Кореи во-многом зависит от успеха её соседей. 

Коря представляет из себя небольшой полуостров, который можно пересечь на машине или поезде всего за один день. Однако после Второй мировой войны страна оказалась расколотой на коммунистический Север и демократический Юг. Никаких подвижек в сторону объединения страны не видно и по сей день. В этой ситуации, Южная Корея оказалась своего рода островом, окружённым с трёх сторон водой, а с севера – недружелюбной Северной Кореей. При этом, Сеул находится лишь в часе езды от линии фронта. Кошмары Корейской Войны (1950-1953 гг.) оставили глубокий шрам в памяти корейского народа. Помощь, оказанная Советским Союзом правительству Северной Корее в этой войне остаётся сложной темой в общении с южанами. Тем не менее, отношение к нашим соотечественникам здесь доброжелательное.   

Число российских граждан в стране в последнее время заметно выросло и достигает более 12 тыс. человек. В апреле 1995 г., в центре Сеула, близ собора Святого Николая, в одном из помещений приходского дома, была заложена и освящена Патриархом Варфаломеем Церковь Св. Масксима Грека. Пока это небольшое полуподвальное помещение, которое с трудом вмещает 25-30 человек. В мае 1999 г. бывший президент Республики Корея Ким Тэ Чжун во время своего официального визита в Россию посетил Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II. В ходе их встречи обсуждался вопрос об открытии отдельного храма Русской Православной Церкви в Южной Корее.

Сейчас русскую общину в Сеуле духовно окормляет 34-летний иеромонах Феофан (в миру известный по фамилии Ким), гражданин России, родившийся в корейской семье из числа "спецпереселенцев", высланных в 1937 г., по приказу Сталина, с Дальнего Востока в Среднюю Азию. Отец Феофан окончил Смоленскую семинарию и в 2000 году был направлен в Сеул для пастырского служения. Он заочно учился в Московской Духовной академии и уже много лет является православным священнослужителемв Сеуле. А в мае 2006 г. Отец Феофан получил из рук столичного мэра Ли Мён Бака (нынешнего президента Кореи) диплом почетного гражданина города Сеула.

Для русскоязычных православных верующих, которые живут и работают в Корее, богослужения совершаются на их родном языке. Среди прихожан можно увидеть специалистов приехавших по контракту из России и стран СНГ, сотрудников российского посольства в Сеуле, и просто членов семей местных корейцев. Прихожане периодически приезжают в монастырь Преображения Господня (в селении Капьёнг, близ Сеула), присутствуют там на богослужениях, а в свободное время безвозмездно трудятся на хозяйственных работах по благоустройству обители. Таким образом, в истории русского Православия в "Стране утренней свежести", как традиционно именуют Корею, уже открыта новая страница.

Немало в Южной Корее и российских студентов. Как правило они приезжают практиковать знания корейского языка. Однако многие остаются в Корее для того, чтобы получить дополнительную или новую профессию. Многие из тех, кто никогда не интересовался Кореей, приехав сюда оказывается очарованным этой уникальной страной. За последнюю неделю, что я провёл в Сеуле, я познакомился с двумя студентками, которые обучаются в столичном унивеситете Корё, в котором когда-то учился я сам. Лена Ким, литературовед из Москвы, уже больше года изучает Корею в качестве аспиранта. Маша Минкина, студентка Востфака СПбГУ лишь недавно приехала в Корею, но уже свободно говорит по-корейски. 

По воскресеньям Маша отправляется в Православный храм, где обычно проводит службу Отец Феофан. Церковь всегда полна взрослых и детей. Каждый приходит сюда с надеждой прикоснуться к православным традициям и подчерпнуть что-то новое. В прошлое воскресенье Отец Феофан вёл проповедь о необходимости безвозмездной помощи и любви к ближним. В наше время, когда думы людей полны заботами о выживании и алчной суетой, эта проповедь не могла оставить равнодушным никого. Вопрос лишь в том, будут ли все присутствующие руководствоваться этой идеей выйдя из храма?

Лена Ким в свободное время, которое выдаётся после занятий языком и литературой, посещает корейские музеи, интересутеся боевым единоборством и старается понять тонкости корейской души. Её дедушка (известный литературовед) – сам родом из Кореи. Однако и для Лены (москвички с безупречно-славянской внешностью) Сеул тоже стал местом, где она чувствует себя комфортно и уверенно. Похоже, что ни необычность восточной культуры, ни острота местной кухни нисколько не мешают ей любить Корею.

В Сеуле есть всё, чтобы нашим соотечественникам жилось удобно и комфортно. Здесь можно найти ресторан «Гостиный двор» и магазин «Мы вместе», прочитать газету «Сеульский вестник» и послушать программу радио KBS на русском языке. В  Сеул стали приезжать пациенты из России для проведения сложных операций и прохождения курса лечения в ультра-современном госпитале Samsung. Недавно открывшийся Русский культурный центр, который расчитан прежде всего на корейцев изучающих наш язык и культуру, имеет свою библиотеку и хорошую коллекцию фильмов, а кафедры русского языка в крупнейших университетах Сеула всегда считались самыми многообещающими.

Одним словом, в ландшафт сегодняшнего Сеула, города-космополита, органично вписались все культуры, в том числе и российская. Давно ушли в прошлое идеологические разногласия между Южной Кореей и Россией. А недавний визит Президента Республики Корея Ли Мён Бака в Москву и Петербург и подписанные там декларации ещё раз показали, что обе стороны прилагают все усилия к тому, чтобы отношения между двумя странами вышли на новый качественный уровень. Российские природные ресурсы также нужны Корее, как и корейские высоко-технологичные товары нужны России. Потребности и возможности обеих стран могут прекрасно сочетаться. Остаётся лишь реализовать этот потенциал.

Немалая роль в этом процессе будет принадлежать молодому поколению востоковедов – т.е. тем студентам и аспирантам, что учатся сейчас в Сеуле, Пекине или Токио. Их знания и опыт – это бесценный золотой запас, который трудно накопить но очень легко потерять. В прошлом веке и Россия и Австралия уже сталкивалась с этой проблемой, когда миллионы молодых специалистов покидали свои страны в поисках лучших условий за границей. От того, какую политику проводит правительство в области образования, трудоустройства и социального обеспечения, зависит судьба её нынешних граждан и судьба будущих поколений. А пока, Корейское правительство щедро раздаёт стипендии иностранным студентам, приглашает на работу выпускников зарубежных ВУЗов, манит своми достопримечательностями туристов, и экспортирует свои товары на суммы схожие с астрономическими. Кто выиграет от этого – покажет время.

Обзор Леонида Петрова для Радио SBS

13 октября 2008
Сеул

 





Русский Харбин сегодня

7 10 2008

Изучая историю наших соотечественников в Китае, невозможно отказаться от соблазна побывать в г. Харбине. Когда-то это был русский город, центр Китайской-Восточной железной дороги. Сейчас – столица провинции Хэйлунцзян в КНР, населённый 10 миллионами человек. В этом году, в своих интервью для австралийского Радио SBS, рассказывая о нелёгкой судьбе русских людей в Китае, Корее и Японии, я несколько раз затрагивал тему Харбина. Неделю назад мне впервые удалось побывать в этом городе. 

Впечатление от поездки осталось очень сильное. Немалую роль в этом сыграло знакомство с удивительным человеком – нашим соотечетвенником Николаем Николаевичем Заикой. Его судьба очень похожа на тысячи подобных судеб людей, родившихся в Харбине в 1930-х и позже эмигрировавших в Австралию, Америку или Канаду. Тем не менее, он единственный русский Харбинец, который вернулся в Китай. Более того, после смерти последних старожилов, которые никогда не покинули город даже в самые суровые годы «Культурной революции», на сегодняшний день Н.Н.Заика фактически стал «последним Харбинцем. 

Поразительно схожий своей внешностью с легендарным актёром Николаем Крючковым, Н.Н.Заика необыкновенно популярен в Харбине. Кажется, что в городе его знает каждый житель. Прохожие протягивают ему руку, полицейские отдают честь. Живёт он в доме своего отца на бывшей Торговой улице (ныне ул. Маймайцзие). К крыльцу его дома выстраивается очередь из журналистов и съёмочных групп ТВ из разных стран. Приежают гости из России, Австралии, Америки и Израиля. Русские проживающие в Китае считают за честь позвонить ему домой или пригласить на ужин.

Секрет такой популяности таится в преданности этого человека истории русского Харбина. Николай Николаевич знает о городе всё, или почти всё. Его дом стал музеем русской старины, архивом и видео-библиотекой. Последней драгоценной находкой, которой он поделился со мной, стал подарок дочери Михаила Славуцкого (бывшего советского Ген.Консула в Харбине). В дар коллекции Н.Н.Заики она преподнесла костюм отца, который тот надевал в памятный день продажи КВЖД Японии в 1934 г. Старые фотографии, архивные документы и сотни часов записей интервью с ушедшими уже людьми делают этот дом живым музеем русской истории Харбина.     

Полвека китайские политики и ретивые революционеры старались уничтожить память о русских корнях этого города. Во время так называемой «культурной революции» был уничтожен Свято-Николаевский собор, стоявший на самом высоком месте в городе. Не пощадили китайские «хунвейбины» и Успенское кладбище, которое было полностью разрушено бульдозерами и превращено в парк в 1966 году. Надгробные мраморные и гранитные плиты были использованы варварами на облицовку набережной реки Сунгари. Многие плиты даже были уложены надписями вверх и по ним ходили прохожие.

С Успенской церкви были сняты купола с крестами, а помещение использовано под комнату смеха. В середине 1990-х городские власти предложили лишь перенести прах умерших на выделенное в 30 км. от Харбина место для перезахоронения – кладбище Хуан-Шань. Однако в это время уже почти не осталось в Харбине русских, которые разъехались по разным странам, поэтому мало кому удалось перезахоронить своих близких, но оставшимися в Харбине русскими были перенесены церкви – Иоанно-Предтеченская и Борисо-Глебская, соединенные в один храм. В 1995 году китайским правительством была построена новая церковь Иоанна Предтечи, а также благоустроена территория кладбища. Н.Н.Заика сейчас единственный человек, который ухаживает за этим кладбищем, разыкивая средства и нанимая людей для выполенения работ.

Он также принял активное участие в поиске и перенесении могилы генерала В. О. Каппеля, находившейся у северной стены полуразрушенного Иверского храма. Ещё в 1955 г. Памятник был снесён, а место где была могила оказалось заасфальтировано. Останки Каппеля оказались лежащими глубоко под землей, а на месте кладбища были построены подсобные помещения. Однако в 2006 г. точное место захоронения указал именно Н.Н.Заика. Приезжавшие из России специалисты извлекли саркофаг с останками генерала, которые теперь перезахоронены в Донском монастыре в Москве.

Pokrovsky CatherdalВ наши дни городские власти Харбина прилагают много усилий для сохранения истории города, и уделяют внимание и средства для восстановления его русских корней. Поговаривают даже о восстановлении разрушенного Свято-Николаевского собора. Единственное, что интересует китайские власти – это собственно, зачем им восстанавливать этот собор. Ведь Китай остаётся коммунистической страной, где религии уделяется минимум внимания. Даже в Покровском соборе, единственной действующей церкви, нет своего постоянно служащего священника. Поэтому, восстановление русской архетиктуры связано лишь с коммерческой выгодой.

Например, Русская деревня на Солнечном острове представляет из себя странное зрелище. Надпись «Колхоз» на дачном домике, откровенная порнография продающаяся в другом, военные сувениры сделанные из патронов и гильз в каждом сувенирном магазине – вот всё, что выдаётся за русскую культуру в наши дни. Кадое новое здание в Харбине непременно имееет маковку или колокольню, венчающую крышу. Многие гостиницы и шоппинг-центры построены в русском стиле. Даже в аэропорту, прилетающих встречает плакат с изображением русской тройки, проезжающей мимо храма Святой Софии, который ныне используется в качестве выставочного или концертного зала.  

Историй о русском Харбине несчесть. Познакомиться с большинством из них можно лишь побывав в этом удивительном городе. С тем, чтобы как можно больше наших соотечественников смогли узнать о Харбине и его истории, Н.Н.Заика сейчас занимается подготовкой Русского бала, который состоится в Харбине 15 мая 2009 г. Я смог посетить и осмотреть место, где бал будет проводиться. Это старая Почтовая гостиница, в самом центре города. Зал расчитан на 350 чел. Планируются экскурсии по городу, поездки по реке Сунгари, визит на новое русское кладбище. Каждый может забронировать свой рейс в Китай сам через Интернет или обратившись в любое туристическое бюро. С бронированием мест в гостиницах также проблем не будет – всё зависит от бюджета и предпочтения остановиться в центре города или на его окраине. Учитывая ранизцу в ценах, стоимость всей поездки в Харбин будет сравнима с путешесвием в Перт или Дарвин.  

Таким образом, если Вы решили приобщиться к истории русского Харбина, у Вас есть полгода на размышление для того чтобы решить, что Вы хотите увидеть и кто полетит в Китай вместе с Вами. Не забудьте, что апрель-май в северо-восточном Китае – это самый лучший месяц в плане погоды. Голубое небо и хорошая погода гарантированы в этот период. А если помимо Китая Вы захотите посетить и Корею (Северную или Южную), то это будет самая удобная возможность. Одним словом, 15 мая 2009 г. Обещает быть самым знаменательным событием в жизни русского Харбина. Постарайтесь не упустить эту возможность.

А я пока прощаюсь до следующей недели, ведь мне предстоит новая поездка в северо-восточный Китай. На этот раз на самую границу с Северной Кореей. До связи через неделю!

Обзор Леонида Петрова для Радио SBS

6 октября 2008 г.
Харбин, Чанчунь