Россия и Северовосточный Китай

24 10 2008

 
Путешествуя по Северовосточному Китаю (включающему в себя провинции Хэйлунцзян, Цзилинь и Ляонин), невольно прикасаешься к истории России конца 19-го и первой половины 20-го веков. Не все из этих трёх провинций являются приграничными с Россией, но все они оказались крепко привязаны к политическими событиям того бурного и трагичного времени. Россия была активным участником этих событий, что на сегодняшний день видно невооружённым глазом, и прежде всего это заметно через архитектуру, памятники старины и кладбища оставшиеся на китайской земле.

За последнюю неделю я посетил три города китайской провинции Ляонин, приграничной с Северной Кореей и несколько удалённую от России. Тем не менее, близость России ощущается здесь очень сильно. Причиной тому стала дальнеовосточная политика, проводившаяся сначала Петербургом, а затем Москвой за последние 100 с лишним лет. Сначала Россия участвовала в трёхсторонней интервенции (вместе с Германией и Францией) против захвата Японией китайских территорий в войне 1894-1895 гг. Японию на время удалось изгнать из Китая и Кореи, но её место заняла сама Россия. Так началось строительство новых русских городов в Китае – Харбин, Дальний и Порт-Артур вдоль Китайской Восточной Железной Дороги (КВЖД). Сильному русском влиянию была подвержена и Корея, которая оказалась заложником имперских устремлений Петербурга и Токио. Об этом в Китае сейчас говорят открыто, называя вещи своими именами.

Не удивительно, что уже в 1904-1905 гг. между двумя империалистическими державами соперничество возобновилось и началась Русско-японская война. Происходила она именно на Ляодунском полуострове, в Корее и в прилегающих к ним водах. Вскоре выяснилось, что Россия была не в состоянии защищать земли столь удалённые от метрополии и с частью из них пришлось расстаться. Так в руки японцев попала южная Маньчжурия, половина острова Сахалин и вся Корея. Южная ветка КВЖД и два города – Дальний и Порт-Артур – на полвека оказались в сфере влияния Японии. Россия надолго утратила собственность и инвестиции в этом районе Китая. Однако здесь остались грандиозные памятники архитектуры, кладбища и мемориалы, установленные в честь русской армии. Интересно, что один из таких из мемориалов в честь русских солдат и офицеров, храбро сражавшихся и погибших на чужбине, был установлен самими японцами.

Во всём остальном, г. Дальний (переименованный после 1905 г. в Дайрен) и Порт-Артур (ставший Рёцзюном), превратились в чисто японские анклавы в Китае. Японцы, тем не менее, старались сохранить старую русскую архитектуру. Например, ж.д. вокзал в Порт-Артуре (шедевр русского архитектурного модерна) и русская улица в Дальнем уцелели до сих пор. Немногочисленные русские продолжали жить в этих городах, но их численность не могла сравниться ни с населением русской диаспоры в Харбине или Шанхае. Переводчик Михаил Григорьев был одним из ярких талантов проживавших в городе. Лидер белого движения Генерал Григорий Семёнов, активно сотрудничавший с японцами, также оставался в Дайрене до самого конца Второй мировой войны, где и был арестован отрядом СМЕРШ Советской Армии, захватившей город в августе 1945 г. Так началась новая страница русского присутствия на Ляодуне. 

Города Шэньян, Дальний и Порт-Артур снова оказались под военным управлением, на этот раз советским. СССР были нужны военные и морские базы в этом регионе, и после установления коммунистической власти в Китае в 1949 г. Советскому Союзу было позволено пользоваться базами оставшимися от японцев. Штабы Советских войск удобно разместились в зданиях, принадлежавших японской Квантунской Армии. Активно велось и новое строительство. Например, в Порт-Артуре остались целые улицы выстроенные в советском стиле и отвечающие нуждам расквартированных там офицеров и членов их семей. Даже улицы до сих пор носят типичные для советских городов названия – ул. Ленина, ул. Сталина. Однако сейчас в эту часть города иностранцам вход воспрещён под предлогом охраны военной тайны. Люйшунь (современной название Порт-Артура) – это крупнейшая военно-морская база КНР. Таксисты отказываются везти иностранцев в музеи, а полиция пугает крупным штрафом.  

В 1950 г., грянула Корейская война, потребовавшая присутствия советских лётчиков и военных инструкторов в северовосточном Китае. Сотни офицеров были расквартированы в Шэньяне, тысячи оставались на военно-морской и авиационной базах в Порт-Артуре. При этом, чтобы не втянуть себя в новую мировую войну, Советскому Союзу приходилось участвовать в Корейской войне в условиях повышенной секретности (т.е. в плен не сдаваться, своё подданство не раскрывать). Даже члены семей советских военнослужащих должны были соблюдать эти правила. Не смотря на то, что военных действий на территории Китая не велось, в те годы от болезней, ранений и несчастных случаев погибли тысячи советских граждан, в том числе сотни детей. Нехватка докторов и медикоментов на базах в Китае стала тому причиной.      

Советское военное управление в Дальнем и Порт-Артуре закончилось в 1955 г. КВЖД также была безвозмездно передана Китайской Народной Республике два года спустя. За это китайцы до сих пор очень благодарны России. Однако не всё было просто в отношениях двух стран в конце 1950-х и 1960-х. Культурная революция полыхавшая в Китае оставила свои мрачные следы и на памятниках русской истории. Культурные реликвии оказались разрушены, надгробные плиты осквернены. На русском-советском кладбище в г. Даляне (как теперь стали называть Дальний) фотографии и иконы на памятниках были разбиты или облиты чёрной краской. Лишь в 1988 г. это кладбище стало охраняться государством.

А в 1999 г. властями города Даляня было принято решение перенести старое русское и советское кладбище в Люйшунь, объединив их вместе со старыми русскими могилами времён Русско-японской войны. Теперь там покоится более 20,000 наших соотечественников. Китайским и российским правительством также были выделены средства на перенос и благоустройство русского кладбища в Шэньяне. Оно теперь называется Мемориалом посвящённым борьбе с Америкой и помощи Корее. Там также покоятся останки воинов освобождавших северовосточный Китай от Японии в 1945 г., и служивших там во время Корейской войны советских лётчиков и военных советников.        
 
Monument to the defenders of Port-ArthurОднако обращает на себя внимание тот факт, что могилы советских воинов ухожены гораздо лучше, чем погребения времён русско-японской войны. Когда сквозь бурьян и заросли кустарника пытаешься прочесть высеченные на камне надписи «Родина никогда не забудет своих героев» возникают сомнения и странные чувства. Понятно, что для китайцев, царская русская армия была таким же захватчиком, как и японская императорская армия. Да и белое движение никогда не вызывало особых симпатий у правителей коммунистического Китая. Наверное поэтому особую роль в деле сохранения памятников русской старины в Китае должны играть неправительственные организации и просто частные лица. В Харбине эту миссию взял на себя Н.Н.Заика, о котором я рассказывал в статье "Русский Харбин сегодня" (см. ниже). Нужно признать, что русское кладбище там находится в прекрасном состоянии.

В этом может убедиться любой из читателей, кто решится посетить северовосточный Китай. Напоминаю, что "Русский бал в Харбине" состоится 15 мая 2009 г.  и такую поездку можно легко совместить и с экскурсиями в Шэньян, Далянь и Порт-Артур. Все эти города сейчас полны туристов из России и Японии. Они, как и мы, находим в тех краях часть своей истории, о которой по разным причинам правительства стараются не говорить.
 

Обзор Леонида Петрова для Радио SBS

Шэньян, Далянь, Люйшунь
20 октября 2008 г.


Actions

Information

Leave a Reply

Please log in using one of these methods to post your comment:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s




%d bloggers like this: