Что происходит в Северной Корее?

20 11 2008

Леонид Петров, газета Российские Корейцы (№108, ноябрь 2008 г.) стр.4

В последние дни многие задаются вопросом, "Что происходит на Корейском полуострове?" Недавно КНДР объявила об ужесточении правил наземного перехода через Демилитаризованную Зону (ДМЗ), что скорее всего приведёт к закрытию Кэсонского индустриального парка – главного детища межкорейского экономического сотрудничества. Однодневные туры из Сеула в Кэсон прекратятся, как это уже произошло с международным курортом Кымгансан. Прервётся и железнодорожное сообщение между Севером и Югом. А в середине ноября МИД КНДР стало чинить препятствия международным инспекторам, планировавшим брать пробы на её ядерных объектах в рамках процесса шестисторонних переговоров.

Дело в том, что Северная Корея стремительно возвращается в привычное ей состояние Военного коммунизма. Лишь некоторым элементам рыночной экономики, которые помогают стране держаться на плаву, будет разрешено существовать. Северокорейский вариант "Новой экономической политики", который был введён 1 июля 2002 г. и последовательно проводился до середины 2005 г. теперь уже уходит в прошлое. Старые шаблоны централизованного экономического планирования, карточной системы и регламентирумых рыночной активности быстро возвращаются. Такое положение вещей может удивить тех, кто ожидал, что КНДР откроется миру и превратится в страну с переходной экономикой. На самом деле всё говорит об обратном. Хотя мы не знаем, планировалось ли это стратегическое отступление с самого начала или нет, но уже в 2004 г. северокорейские экономисты открыто заявляли, что дело идёт именно к этому.

Открытые было в 2002 г. "фермерские рынки", которые помогли быстро насытить потребительский спрос в продуктах питания и промышленных товарах вскоре могут закрыться. В конце прошлого года, на рынках женщинам моложе 50 лет запретили заниматься торговлей. Начиная с сентября этого года, как только людей из городов стали массово сгонять в сельскую местность для сбора урожая, рынки повсеместно открывались лишь на несколько часов. Начиная с нового года, рынки будут работать один раз в 10 дней, точно так как это было в средневековой Корее.

Мобильные телефоны у населения конфисковали ещё в 2004 г. после Рёнчхонского инцидента, когда взрыв огромной силы стёр с лица земли железнодорожную станцию, через которую незадолго до этого проследовал бронированный состав руководителя КНДР Ким Чен Ира. По одной из версий это был теракт, где к цистерне с горючим был прикреплён детонатор сделанный из мобильного телефона. В июле 2007 г. специальным указом правительства по всей стране из продажи были изъяты любые носители электронной информации. Таким образом, купить чистые CD и DVD диски в КНДР стало почти невозможно. Удар явно наносился по свободному распространению видео продукции. Это доказывает тот факт, что USB Flash Drives небольшой вместимости, на которые видеофайл не запишешь, в продаже всё-таки остались. Правда люди, которые активно занимались этим бизнесом, стали пропадать.         

За последний год можно проследить следующую динамику развития событий. В октябре 2007 г., во время второго межкорейского саммита в Пхеньяне, стало очевидно, что Ким Чен Ир нездоров. В ноябре-декабре 2007 г. правительсвом были предприняты активные анти-рыночные действия. Именно в это время шурин Ким Чен Ира, Чан Сон Тхэк, был назначен на специально открывшийся для него пост Первого вице-директора Трудовой Партии Кореи по надзору за силами гос.безопасности, милиции и судами. Он немедленно отправился в командировку в районы приграничные с Китаем для того чтобы навести там порядок и разогнать "спекулянтов" и "контрабандистов". Специальные инструкции в отношении фермерских рынков привели к перечисленным выше переменам в их работе по всей стране. Тот факт, что подобные действия продолжались и в течение первой половины 2008 г. дают основание полагать, что в руководстве КНДР победили консервативные силы. В этом, собственно, Северная Корея лишь копирует Южную, где в начале этого года к власти пришло консервативное правительство Ли Мён Бака       

За это время северокорейские консерваторы уже столкнулись с несколькими проявлениями массового неповиновения (т.е. мартовская демонстрация рыночных торговцев в Чхончжине и самоубийство целой семьи в Ончжине в июне). Однако власти сумели справиться с ситуацией и взять её под контроль, предотвратив дальнейшее распространение недовольства. Гибель южнокорейской туристки от пули северокорейского военнослужащего (в КНДР ходят слухи, что на посту стояла тоже женщина), наверняка была просто трагическим недоразумением, однако этот инцидент прекрасно вписывался в общую тенденцию Севера, направленную на сворачивание контактов с Южной Кореей. На этом фоне вполне вероятно, что с декабря Северная Корея действительно закроет все сухопутные переходы через ДМЗ. Даже если Кэсонский индустриальный парк уцелеет, влиянию на него Южной Кореи будет положен конец.      

Резкому ухудшению межкорейских отношений способствует не только теряющий власть или серьёзно больной Ким Чен Ир на Севере, но и упрямый и несговорчивый Ли Мён Бак на Юге. Политка "Солнечного тепла", которую проводили его предшественники, так и не смогла выманить северных корейцев из их идеологического панцыря. А сами южные корейцы оказались недостаточно терпеливы чтобы дождаться от этой политики каких-либо существенных результатов. На сегодняшний день в обеих столицах Корейского полуострова настроение изменилось на столько, что мир и экономическая стабильность снова оказались в опасности. Действия обоих правительств ведут обратно к ситуации, которая царила в этой расколотой стране до декабря 1991 г., т.е. до подписания Договоров о ненападении и денуклеаризации Корейского полуострова.    

Тем же самым объясняется и неожиданный запрет на взятие проб с ядерных объектов в процессе их проверки инспекторамию Ведь в сегодняшнем Пхеньяне превалирует дух консерватизма, а те соглашения, которые Ким Чен Ир сумел заключить с США за последние годы, едва ли были популярны среди северокорейских военных. И каждый раз, как Вашингтон или Сеул отказывались от своих обещаний, это наносило удар по сторонникам либеральной линии в северокорейском руководстве. Не исключено, что в августе Ким Чен Ира просто хватил удар от того, что Конгресс США, вопреки всем ожиданиям и договорённостям, отказался вычеркнуть КНДР из списка стран-террористов.

Поэтому сейчас, несмотря на принципиальное согласие с планом ядерного разоружения, северокорейские силовики создают всевозможные преграды для его реального воплощения в жизнь. Да же избрание в США нового президента-демократа не гарантирует быстрого разрешения ядерной проблемы. В нынешних условиях КНДР ничего не стоит сорвать или затянуть шестисторонние переговоры, забарикадироваться и продолжать свой саморазрушительный курс в надежде, что экономические проблемы решатся сами собой.

Выйти из этой запутанной ситуации помогут лишь действия, направленные на восстановление доверия и жесты доброй воли. Пхеньян и Сеул должны найти в себе силы на компромисс ради спасения уже начатых совместных проектов и продолжения мирного сотрудничества. В противном случае, разница между двумя половинами расколотой нации продолжит нарастать, и сделает саму идею объединения Кореи недостижимой.               

Английская версия: "Neo-cons in Pyongyang" by Leonid Petrov
Policy Forum Online 08-088A: Nautilus Institute
November 18th, 2008    

Actions

Information

Leave a Reply

Please log in using one of these methods to post your comment:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s




%d bloggers like this: