Кто заступится за Рю Ен Нама?

28 11 2008

В России стало на одного нелегального эмигранта больше. В июне этого года приморские пограничники обнаружили неизвестного, пересекавшего вплавль государственную границу РФ со стороны КНР близ села Игнашино Сковородинского района. Им оказался Рю Ен Нам, гражданин КНДР. Как выяснилось, сначала северный кореец бежал в Китай, куда также попал нелегально. Однако конечной целью его маршрута была Россия, где он хотел обосноваться и заработать.

Из Северной Кореи легальным путем попасть на работу в Россию непросто. Для этого нужно завербоваться на лесоповал или в строительную бригаду. Процедура эта требует множество разрешений и проверок на лояльность режиму, что без знакомств и взяток практически невозможно. Даже попав на работу в Россию, существенную часть заработанных средств (30-40%) работникам положено сдавать бригадиру, который затем отправляет собранное в КНДР своему начальству. Кому конкретно попадают эти деньги – можно лишь догадываться. Поэтому северные корейцы, работающие в Приморском и Хабаровском краях, стараются сделать всё возможное, чтобы "уйти в свободное плавание" и работать подальше от глаз начальства. 

Некоторые из них предпочитают более простой, но более опасный путь. В КНДР самовольный уход в соседнюю страну обычно расценивают как измену Родине. За такой проступок Рю Ен Наму теперь грозит смертная казнь. Более того, власти могут покарать и всю его семью. Незаконно пересекшего российскую границу гражданина КНДР, 27 октября 2008 г. Сковородинский районный суд приговорил к 6 месяцам колонии общего режима. Это значит, что ближайшие полгода Рю Ен Нам проведет в России. После этого, согласно взаимной договорённости между РФ и КНДР об обмене лиц скрывающихся от правосудия, он будет насильно репатриирован и, скорее всего, казнён.

Помочь этому человеку могут немногие. Среди вероятных заступников, по всей видимости, окажется Светлана Ганнушкина, председатель Комитета “Гражданское содействие”, которая занимается оказанием помощи беженцам, попавшим в трудные ситуации. История помощи Комитета другому гражданину КНДР в ноябре 2007 г. описана здесь. Однако, время не терпит. Если в срок наказания будет включено время, которое Рю Ен Нам уже находился под стражей, то его репатриация может состояться уже в начале 2009 г.  Для того чтобы задержать или отменить передачу беженца северокорейским властям, потребуется огромная работа. Необходимо участие юристов-правозащитников, которые могли бы встретиться с самим Рю Ен Намом для определения линии его защиты. Есть ли заинтересованные в этом люди и средства – остаётся пока неясным. Так заступится ли кто-нибудь за Рю Ен Нама? 

Пока, участие в его судьбе проявил elmor http://elmor.livejournal.com/170137.html 
Постарайтесь разослать это послание по ЖЖ своим знакомым. А вдруг поможет?

Связваться с Комитетом “Гражданское содействие” можно по Тел.: (499) 973-54-74, (499) 973-54-43, (495) 251-53-19 (факс)
http://www.refugee.ru

См. историю о злоключениях другого беженца – российского корейца здесь…

ЛП





Latest threats may mean North Korea wants to talk

28 11 2008

By Choe Sang-Hun, International Herald Tribune (November 20, 2008)

dmzSEOUL, South Korea: For 10 years, South Korea has pursued a “sunshine policy” as its master plan for transforming North Korea. Under that banner, South Korea funneled billions of dollars to the North for new factories, hotels and food, and millions of South Korean tourists poured across the border.

But eight months after President Lee Myung-bak came to office here promising a harder approach, the once vaunted policy has unraveled. North Korea has cut off high-level dialogue with the South. It has severed Red Cross-managed telephone “hot lines” crossing the demilitarized zone. In July, a North Korean soldier shot and killed a South Korean tourist visiting its Diamond Mountain resort, leading to its closing.

The North is now threatening to shut down an industrial complex in the North Korean town of Kaesong, the best South Korea had to show for its 10 years of sunshine policy. During an inspection tour earlier this month, a high-ranking North Korean general turned to the South Korean factory owners and asked, “How soon do you think you can pack your gear and go home?”
[…]
“Obviously the North Koreans decided that they can sacrifice the sunshine policy and show to everybody in Seoul that they don’t care,” said Andrei Lankov, a North Korea expert at Kookmin University in Seoul. “Meanwhile, we will see spring in the North Korea-U.S. relations.”

Perhaps the greatest current concern about North Korea’s recent moves, Korea experts say, is what they may signal about the internal dynamics of the regime. “The more intriguing issue is whether all these developments signal a growing role of the military,” said Daniel Sneider, associate director for research at Stanford University’s Shorenstein Asia-Pacific Research Center. “And the tour of Kaesong by the military was troubling in that regard.”

The military is said to detest Kaesong and its capitalistic influence, as well as any deal that would deprive it of nuclear weapons. “It is the conservative mood that prevails in Pyongyang now,” said Leonid Petrov, a North Korea expert at Australian National University and a frequent visitor to the North Korean capital.

With all the speculation over the North’s motives, Lankov, of Kookmin University, said, one thing seemed clear. “The decision to close Kaesong is a very big decision that no one in North Korea can make without explicit approval from Kim Jong-il,” he said. “It is an indirect confirmation that he is in control.”

See the full text here…