Australia and South Korea Hold Relationship Talks

27 01 2009

SKOREA-AUSTRALIA-NKOREA-NUCLEAR-WEAPONS-TRADERadio Australia (23 Jan. 2009)
Presenter: Linda Mottram
Speakers: Dr Kim Woosang, South Korea’s ambassador to Canberra,
Dr Leonid Petrov, North Korea expert from the Australian National University

MOTTRAM: Two middle powers, deeply complementary resources, shared values and strategic goals. And 20-billion US dollars worth of mutual trade as of October last year. Australia and South Korea must be the very closest of friends. But something has long been missing. […]

On the biggest security challenge in north Asia though, North Korea and its nuclear weapons program, the middle powers continue to rely on the great powers through the six party talks. Australia and South Korea see eye-to-eye, with Australia refusing all but humanitarian assistance to Pyongyang until it dismantles its nuclear weapons program.

The issue is certain to feature in the South Korean and Australian foreign ministers’ talks. And North Korea expert from the Australian National University, Doctor Leonid Petrov, says since Pyongyang won’t relinquish its nuclear program, its time for Australia to build new links with Pyongyang where currently there are virtually none.

PETROV: And North Korea gives a good example of India and Pakistan, two nations that developed their own nuclear progams who have indigenous nuclear programs and have nuclear weapons but they’re still recognised by the international community, they still have good and strong bilateral links with Australia and the rest of international community so why not North Korea.

MOTTRAM: Why not North Korea, I mean the answer I suspect diplomatically is we don’t trust these people they are completely different to anything else we know we will not let them have this?

PETROV: That’s logical but they don’t trust us either. There was a goodwill sign from North Korea side to open the embassy and stay here for eight years before closing it down based on economic reasons. There was no trade, there was no co-operation, there were restrictions of movement for North Korea staff, so probably the credit of trust disappeared and North Korea don’t trust us either, so I suppose that’s the time to improve the relations, to significantly uplift this level of mutual understanding and trust and we should start somewhere…

See the full text here…

Listen to the extended interview with Dr. Petrov here…

Listen to the Podcast here…


Advertisements




«…ОДНУ ДОРОГУЮ ТРОПИНКУ В КОРЕЕ ОСТАВИЛА Я…»

27 01 2009

Е.Агашина (Журнал “Отчий край” 1-2009, отрывок из воспоминаний дочери поэтессы Маргариты Агашиной «ЧТО-ТО ВРОДЕ ЛЕГЕНД ОБ А.М.К.»)

 * * *

Cамую настоящую Легенду таили, до поры до времени, два маминых старых блокнота. Легенду, которая «живёт рядом со стихами», которая сама – стихи! Она связывала только двоих, и им этого хватало. Но она так надеялась пробиться сквозь дорогое для них, одно-единственное, мгновение – в вечность, что мои счастливые находки, как и предшествовавшее им расследование, были, думаю, предопределены.

 * * *

В 1957 году Маргарита Агашина впервые побывала за рубежом – в едва оправившейся от тяжёлой войны социалистической Северной Корее.

Тут всё удивительно.

И само приглашение Союза писателей КНДР, которым она, полагаю, была обязана двум обстоятельствам: своей переведённой, к тому времени, на корейский,  «антивоенной» поэме «Моё слово»; хлопотам литинститутского однокашника драматурга Се Ман Ира, вместе с женой, прозаиком Еленой Берман (тоже выпускницей Литинститута и маминой подругой),  жившим в Пхеньяне.

И то, что её, беспартийную, выпустили за кордон.

И длительность визита – с 31 мая по 14 июля.

И его насыщенность, позволившая многое увидеть и составить представление о стране…

Read the rest of this entry »





Почему именно Ким Чен Ун?

16 01 2009

Андрей Николаевич tttkkk сегодня затронул сенсацию дня – слух о назначении Ким Чен Иром себе в преемники младшего сына Ким Чен Уна. Правильно сделал, что затронул (несмотря на наигранное безразличие), потому что ситуация с передачей власти в КНДР стоит весьма остро, а здравые мысли на этот счёт пока витают в воздухе (см. Послекимье). 

* * *
 

Относиться к новости о том, что КЧИ якобы назначил КЧУ своим преемником можно по-разному. Может это утка спецслужб или журналистов. А может быть дыма без огня не бывает? Дело не в источнике (хотя южнокорейское информационное агенство Yonhap старается слов на ветер не бросать), а в логике событий и выборе кандидата. Итак, почему именно Ким Чен Ун?

Кто бы ни стоял за распространением этой новости (или дезы), сама идея о том, что наследником КЧИ может стать именно его младший сын (а не старшие дети, не молодая жена, не младший брат и не шурин) на удивление притягательна и объяснима. Дело в том, что никто ничего реально о КЧУ не знает. Ни в самой Северной Корее, ни тем более за её пределами. Из его имени можно слепить всё что угодно, включая нового гениея трёх революций, бесстрашного реформатора, ревностного защитника традиций и т.д. Важно кто будет лепить.

Начиная с прошлого года КЧИ, как подозревают, оказался нездоров и не может как прежде полностью отдавать себя управлению КНДР. Стали ли анти-рыночные акции и постановления 2008 г. его собственной инициативой или спешными попытками людей из его окружения воспользоваться редкой возможностью "порулить" в отстутствии "хозяина" — мы пока не знаем. В любом случае, теперь уже всем понятно, что эпоха правления КЧИ клонится к закату и пора серьёзно подумать о преемнике. Причём у каждой властной группы (партия, армия, госбезопасность, семья) наверняка существуют свои взгляды на то, кто будет лучшим кандидатом на высший пост в стране.

Для КЧИ безопасней всего назначить в преемники члена своей семьи, но такого который был бы наиболее послушным, не имел бы близких контактов с внешними силами (партией, армией, госбезопасностью) и был бы независим от других членов семьи (близкие родественники Ким Ир Сена, дети рождённые от второй жены КИС, дети рождённые от других жён КЧИ), заинтересованных в наследстве и наследовании титула Вождя. Ким Чен Ун здесь подходит как нельзя лучше.

С точки зрения ближайшего окружения КЧИ из числа различных властных группировок (партии, армии, госбезопастности и семьи), которые сейчас опекают и возможно принимают решения за КЧИ, самый безопасный преемник тот, который не связан ни с одной из них, слаб и управляем. Другими словами – марионетка. Понятно, что никто из старших детей или сводных братьев и сестёр КЧИ не согласится быть марионеткой. Ким Чен Ун, учитывая его молодость, болезненность и зависимость от воли отца, и здесь является самым подходящим кандидатом.

Независимо от того, как долго проживёт ещё КЧИ и будет ли он активно участвовать в государственных делах, решения от его имени могут приниматься на благо заинтересованных лиц и групп с учётом перехода власти к новой фигуре, не имеющей личных амбиций и рычагов управления страной. Даже если Ким Чен Ун и натореет в искусстве управления и захочет проводить собственную политику, произойдёт это нескоро. Да и опека в лице партии, армии, госбезопасности и семьи не дадут ему развернуться в полную силу (как, собственно, это и произошло с самим КЧИ до начала 1990-х).        

Севеная Корея, таким образом, получит своего царевича Дмитрия Углицкого, который будет царить при помощи "регентского совета", а при надобности может быть отправлен им на свежий воздух в Мёхянсан, от куда и продолжит своё правление до тех пор пока в нём будут нуждаться. Что будет всё это время происходить со страной, остаётся лишь догадываться. Однако наступление "смутного времени" будет отсрочено и стабильность, которая так нужна режиму, будет сохранена.  

Вот почему Ким Чен Ун является самой оптимальной фигурой на роль преемника КЧИ. Было бы странно если бы он сам или его окружение до этого ещё не додумались.  


Леонид Петров
для ABC Radio Australia
(16 января 2009 г.)
Новые подтверждения:




Ким Чен Ир назначил своим приемником младшего сына

15 01 2009

Южнокорейское агенство Ёнхап сегодня сообщило, что "хорошо осведомлённым разведывательным источникам" стало известно о назначении Ким Чен Иром своего наследеника. Им станет младший сын Кима, 24-х летний Ким Чен Ун. Это решение верховного лидера страны якобы стало полной неожиданностью для руководства правящей Трудовой Партии Кореи, куда Ким направил соответствующее указание ещё 8 января 2009 г.  

Ранее аналитики не рассматривали Ким Чен Уна в качестве серьёзного претендента на роль нового Вождя Северной Кореи. Даже для всезнающей Национальной разведывательной службы Южной Кореи это вопрос оставался одним из самых запутанных. Множество теорий и предположений на этот счёт до сих пор не находили документального подтверждения. Но, судя по косвевнным данным, 66-летний Ким Чен Ир едва оправился от полученного в августе прошлого года инсульта и занялся решением вопроса о преемственности власти.

Самый младший из сыновей Кима, Ким Чен Ун, родился в 1983 или 1984 г. от третьего брака. Его мать, актриса Ко Ён Хи, умерла в 2004 г. от рака. В детстве Ким Чен Ун жил в Швейцарии и учился в Бернской Международной школе. Однако после возвращения в КНДР, он не занимал никакого государственного или партийного поста. Именно с этим связано удивление северокорейских партийных фунционеров, которые полагают, что спешное решение Ким Чен Ира связано с резким ухудшением его здоровья.

Проживая в Берне, Ким Чен Ун сторонился людей и, следуя наказу отца, проводил всё свободное от школьных занятий время дома. Во время выходов в город и поездках его неизменно сопровождал Посол КНДР в Швейцарии Ри Чхоль, который также отвечал за сохранность банковских счетов семейства Кимов в этой стране. Известно, что Ким младший с детства следил за играми Национальной баскетбольной лиги США (NBA). Возможно это именно ему предназначался баскетбольный мяч с автографом легендарного Шакил О’Нила, подаренный Ким Чен Иру гос.секретарём Мадлен Олбрайт после их встречи в 2000 г. 

Не достингнув и 20-ти летнего возраста, Ким Чен Ун вернулся в Пхеньян, где до сих пор проживает под покровом повышенной секретности. О его внешности, характере и привычках известно очень мало. При своём невысоком росте в 175 см. он весит около 90 кг. Пассивный образ жизни связан со слухами о том, что он страдает диабетом и гиппертонией. На сегодняшний день журналистрам не известна ни одна фотография Ким Чен Уна (см. фоторобот, составленный со слов японского повара, долгое время работавшего у Кимов).

Новость о назначении Ким Чен Уна преемником Любимого Руководителя застала в расплох и экспертов по вопросам Северной Кореи. Ким Хо Нён (пресс-секретарь южнокорейского Министерства Объединения) откзался подтвердить достоверность этого сообщения. А профессор Университета Тонгук в Сеуле, Ко Ю Хван, лишь заметил, что вопрос назначения преемника Ким Чен Иром сам по себе является щекотливым, но возможным. Передача власти от отца к сыну уже стала отличительной чертой государственного устройства в Северной Корее.

http://english.yonhapnews.co.kr/northkorea/2009/01/15/66/0401000000AEN20090115008200315F.HTML
http://asia.news.yahoo.com/090115/afp/090115084017asiapacificnews.html
http://www.dni.ru/polit/2009/1/15/157172.html





NKorea’s Kim Nominates Third Son as Successor

15 01 2009

kim-jong-un_sketchSEOUL (AFP) – North Korean leader Kim Jong-Il has nominated his third son as successor and informed the ruling communist party leadership of his choice, South Korea’s Yonhap news agency reported Thursday. The nomination of Kim Jong-Un, 24, was totally unexpected even among party leaders, Yonhap said, quoting “well-informed intelligence sources.”

The reclusive leader “delivered a directive that he has named Jong-Un as his successor to the leadership of the Workers’ Party around January 8,” a source was quoted as saying. Analysts have said previously Jong-Un is not in the running. “There are different theories but none has been confirmed,” a spokesman for Seoul’s National Intelligence Service said. The succession is a subject of intense interest, notably after South Korean and US officials said Kim Jong-Il, 66, suffered a stroke in mid-August. He is said to be recovering well and still in control of his nuclear-armed but impoverished nation. Kim Jong-Un was born to the leader’s third wife, Ko Yong-Hi, who reportedly died of breast cancer in 2004. He was educated at an international school in Switzerland but holds no key official posts. Senior party officials were surprised at the leader’s decision, Yonhap said, adding Kim might have pushed ahead due to anxiety about his health.

http://asia.news.yahoo.com/090115/afp/090115084017asiapacificnews.html

Jong-un, now 25, was born to Kim’s third wife, Ko Yong-hi, who died of breast cancer at the age of 51 in 2004. The youngest of Kim’s three sons, Jong-un was educated at the International School of Berne and is known to be a fan of NBA basketball. After his return to Pyongyang in his late teens, the North has kept him under a shroud of secrecy and very little is known about his character.

Jong-un refrained from socializing in Berne, spending most of his time outside of school at home, according to the wishes of his father, who did not want him to be influenced by the West. When he ate out, he was accompanied by Ri Chol, the North Korean ambassador to Switzerland, who is known to be the manager of Kim Jong-il’s secret funds, sources said.

The youngest son is said to be 175 centimeters tall and weigh about 90kg due to a lack of exercise. He reportedly already has high blood pressure and diabetes. Unlike his brothers, no images of him have been captured by foreign media.

Jong-un’s nomination was completely unexpected in the North, even among party leaders, multiple sources said.

Kim Ho-nyoun, spokesman for Seoul’s Unification Ministry that orchestrates inter-Korean policy, said, “Concerning the reported designation, we have not been able to confirm.”

Koh Yu-hwan, a North Korea studies professor at Seoul’s Dongguk University, said the alleged designation was a sensitive issue but acknowledged it is feasible. The notion of a father-to-son takeover has become an inveterate part of the secretive state, he noted.

http://english.yonhapnews.co.kr/northkorea/2009/01/15/66/0401000000AEN20090115008200315F.HTML