Визит по ракетной траектории – Глава МИД РФ посетил Пхеньян и Сеул

21 05 2009

Александр Габуев, Газета «Коммерсантъ»   № 73 (4128) от 23.04.2009 
 
В Пхеньяне и Сеуле Сергей Лавров может предложить партнерам вернуться к российской идее создания механизма мира и безопасности в Северо-Восточной Азии

Глава МИД России Сергей Лавров вчера отправился с визитом в КНДР и Южную Корею. В Сеуле главу МИД РФ примет президент Южной Кореи Ли Мен Бак, а в Пхеньяне он может встретиться с лидером КНДР Ким Чен Иром. В момент резкого обострения ситуации на Корейском полуострове Москва пытается блеснуть искусством посредничества. По информации "Ъ", в случае успеха своей миссии Сергей Лавров намерен продвигать российскую идею о подписании договора по безопасности для Северо-Восточной Азии. Впрочем, опрошенные "Ъ" эксперты оценивают шансы на успех визита весьма скептически…

Сергей Лавров, вылетевший из Москвы вчера, сегодня утром прибывает в Пхеньян. Уже в пятницу он переместится в Сеул, а на следующий день тронется в обратный путь. В Южной Корее к приезду российского министра относятся весьма серьезно — помимо встречи со своим коллегой Ю Мен Хваном глава МИД РФ будет принят и президентом страны Ли Мен Баком. Впрочем, в российском МИДе надеются, что встречи в Пхеньяне пройдут на столь же высоком уровне и Сергей Лавров встретится с Ким Чен Иром. "Пока ничего не решено, но возможность такую исключать нельзя",— заявили "Ъ" на Смоленской площади. 

Эксперты уверены, что в данный момент Россия, до сих пор не игравшая первую скрипку в шестисторонних переговорах по корейской ядерной проблеме (помимо нее туда входят Южная Корея, КНДР, США, КНР и Япония), намерена взять инициативу в свои руки и доказать свой миротворческий потенциал. "Визит Сергея Лаврова в этот напряженный момент демонстрирует, что Россия хочет выступить в качестве посредника,— заявил "Ъ" заведующий сектором Кореи Института востоковедения Александр Воронцов.— Кстати, в последние годы в большинстве критических моментов именно российские дипломаты первыми оказывались в центре событий и способствовали разрядке ситуации".   

Момент для визита действительно оказался выигрышный. После заявления Пхеньяна о выходе из шестисторонних переговоров ("Ъ" писал об этом 15 апреля) ситуация резко обострилась. Во вторник в пограничном городе Кэсон должны были пройти первые с начала года переговоры о судьбе располагающегося там промышленного комплекса, который построен на деньги южнокорейских инвесторов и обеспечивает работой около 39 тыс. северян. Однако переговоры продлились всего 22 минуты — стороны не смогли согласовать повестку дня.   

Вчера же Пхеньян обвинил Южную Корею в "серьезной военной провокации". "Военные Южной Кореи передвинули на несколько десятков метров в сторону КНДР разметочный знак N 0768 на военно-демаркационной линии",— сообщило северокорейское агентство ЦТАК. Власти КНДР потребовали вернуть знак на прежнее место, пригрозив в случае отказа "принять меры самообороны". В Сеуле эти обвинения отвергают. "Мы призываем северян не нагнетать напряженность, выдвигая необоснованные обвинения",— заявил генштаб Южной Кореи.   

Между тем, несмотря на сложные условия, Москва не отказывается от амбициозных задач. По информации "Ъ", в Пхеньяне и Сеуле Сергей Лавров может предложить партнерам вернуться к российской идее создания механизма мира и безопасности в Северо-Восточной Азии — группу по созданию этого механизма в рамках шестисторонних переговоров возглавляет Россия. Последний раз эта идея на экспертном уровне обсуждалась в феврале в Москве, однако дискуссия зашла в тупик. Китайские и южнокорейские дипломаты в беседах с "Ъ" говорили, что эта инициатива Москвы сродни предложениям президента РФ Дмитрия Медведева относительно европейской безопасности. Дипломаты жаловались, что суть российских предложений не особо ясна, а группа в рамках шестисторонних переговоров не смогла договориться даже о понимании критериев безопасности. Тем не менее в случае успеха миссии господина Лаврова Москва получит дополнительный козырь для отстаивания этой идеи.  

Впрочем, эксперты считают, что шансы на успех визита главы МИД РФ весьма невысоки. "Ситуация крайне сложная, так что от визита вряд ли стоит ожидать серьезного прорыва,— указывает Александр Воронцов.— В данный момент важно остановить нарастание напряженности и спасти шестисторонние переговоры". Леонид Петров из Центра тихоокеанских и азиатских исследований Австралийского национального университета настроен еще более пессимистично. "У России еще недавно были возможности повлиять на Пхеньян, но после того, как Москва поддержала резолюцию Совбеза ООН с критикой запуска северокорейской ракеты, КНДР не рассматривает ее как друга",— заявил он "Ъ".

Ситуацию осложняет и обострившаяся борьба за власть внутри верхушки КНДР. "Даже если Лавров встретится с Ким Чен Иром, это ничего не даст — решения принимает уже не он. Ким практически потерял управление, идет борьба между различными группировками, где у всех свои интересы. Пока что доминируют консерваторы, что и отразилось на внешнем курсе,— говорит Леонид Петров.— Заставить себя слушать можно, лишь оказывая политическую и особенно материальную поддержку КНДР, но в условиях кризиса у России просто не хватит на это ресурсов".

Придется признать, что Пхеньян победил

Дмитрий Косырев, РИА Новости (14 мая 2009).

Корейская ядерная тематика незаметно исчезла из программы работы Совета Безопасности ООН – ее место заняли Сомали, Шри- Ланка и прочие существенные вопросы. А ведь, вроде бы, на 13 мая (по Москве – в ночь с 13 на 14-е) должны были что-то сказать и по Северной Корее… Кто-то, похоже, поработал с повесткой дня. А кто у нас сейчас председатель Совбеза? А Россия председатель. Впрочем, заранее было известно, что никаких санкций против Пхеньяна Совбез вводить не будет, хотя бы потому что Россия, с ее правом вето, против, и об этом заявила.

Это не значит, что никто не занят решением северокорейской проблемы. Наоборот, консультации на эту тему как раз на этой неделе прошли в Москве, Пекине, Сеуле и Токио. Их вели делегации из США во главе со Стивеном Босвортом (спецпредставитель США по Северной Корее) и Сунг Кимом (представитель США на шестисторонних переговорах по Корее). Все говорили со всеми на ту же тему – как уговорить Пхеньян вернуться к тем самым шестисторонним переговорам? В Северную Корею ездил недавно российский министр иностранных дел Сергей Лавров, и по итогам встреч намекал, что нет – они возвращаться пока не хотят. Обиделись…. 
 

Были ли основания для обид? Совет Безопасности вообще-то должен обсуждать ситуации, угрожающие международной безопасности. Угрожает ли таковой КНДР? А это интересный вопрос. Потому что на него у каждой из пяти стран, решающих вместе с Пхеньяном «корейский вопрос», разное мнение. Япония, например, считает, что запуск северокорейской ракеты 5 апреля – якобы для вывода на орбиту спутника, который никто не видел – это угроза. Особенно в сочетании с так и не решенной историей с ядерным потенциалом Северной Кореи. Потому что рано или поздно часть этого потенциала может быть установлена на ракету, и до Японии она уж точно долетит. 

Но вот вам реальность: через неделю после запуска ракеты тот самый Совбез ООН уже обсудил поведение Северной Кореи, принял заявление с осуждением запуска ракеты (только заявление председателя СБ ООН, без всяких санкций!). И северные корейцы вышли из шестисторонних переговоров, пригрозив также возобновлением всех и всяческих атомных программ, включая военные. Потребовав, чтобы весь Совет Безопасности извинился перед Пхеньяном – издеваются, не иначе. 

И что теперь делать? По крайней мере – не проводить бессмысленные заседания Совбеза.

А дальше рано или поздно придется признать несколько очень неприятных для Японии или для США вещей – для США, с их новой администрацией, неприятных в меньшей степени. 

Первое. Пхеньян победил, нравится это кому-то или нет. Он может сегодня диктовать свои условия выхода из затянувшегося на более чем шесть лет ядерного кризиса, начавшегося с обвинений США в наличии тайных северокорейских программ создания ядерного оружия. Может – по той причине, что условия эти в целом ясны, потому что содержатся они в плане, уже согласованном на тех же шестисторонних переговорах. Под этим планом все участники подписались. Северная Корея будет выполнять этот план, если остальные участники будут делать то же самое.

Второе. Администрации Барака Обамы придется рано или поздно тоже выполнять все свои обязательства по этому плану, потому что время работает против нее. Не только из-за внутренней ситуации в КНДР, где возможен, действительно, переход власти от не очень здорового Ким Чен Ира к кому-то еще, и неопределенный период в несколько месяцев. И не оттого, что Пхеньян, если ничего не делать, все-таки создаст несколько атомных боеголовок и научится их доставлять через океан, к американским берегам. Главное – что жесткий, силовой подход к странам, нашедшим лазейки в режиме нераспространения ядерного оружия, доказал свою непригодность еще при Джордже Буше, а уж сейчас и подавно не годится. И ждать тут нечего, кроме неприятностей.

Третье. Северная Корея, по большому счету, США не беспокоит. Их беспокоит Иран, где существует точно такая же ситуация – замершие многосторонние переговоры, провал силового подхода, возможность приобретения страной – объектом этих переговоров – небольшого ядерного потенциала. Но Иран опаснее, потому что опаснее регион Ближнего Востока. Решить эти две проблемы можно только вместе, то есть применяя одинаковые подходы к двум этим странам, ведущим себя одинаково. И только достигнув с ними соглашения, можно браться за серьезную проблему – как закрыть все дырки в режиме нераспространения. Но обратной силы эти новые соглашения по режиму могут и не иметь. То есть Иран и Северная Корея останутся при тех соглашениях, которые будут достигнуты с ними сейчас.

Четвертое. А это означает, что шесть лет провальной политики Буша в отношении Пхеньяна и Тегерана не пройдут безнаказанно. Рано или поздно придется признать, что КНДР и Иран могут стать ядерными государствами, как бы это всем ни было неприятно. Или, по крайней мере, такой вариант не исключается. Причина проста: время. В своей инаугурационной речи Барак Обама сказал, что он «протянет руку тому, кто разожмет кулак». Пока что кулак никто не разжимает – не верят. Доверие – дело долгое. Возможно, придется долгие годы интегрировать КНДР и Иран в семью народов, чтобы их ядерные арсеналы перестали всех беспокоить.

Пятое. Такому подходу к корейской проблеме противятся Япония и, как ни странно, Южная Корея (с ее про-бушевским президентом, оставшимся без Буша). Если их не удастся уговорить, то придется хотя бы помыслить о немыслимом – сломать формат шестисторонних переговоров и договориться с Пхеньяном втроем (США, Китай, Россия). Или подумать о каких-то других вариантах. Аналогично, если урегулированию с Ираном будет противиться Израиль, то тем хуже для Израиля. 

Шестое. Делать все это Америке надо быстро, пока провальная политика Буша не стала еще политикой Обамы. Обама пока что за прежние провалы не отвечает, а вот дальше… 

Седьмое. Мораль всей этой истории не только в том, как не допустить распространения ядерного оружия, а в том, что стран-изгоев в мире нет и быть не должно. Тогда не будет возникать и ситуаций, подобных северокорейской или иранской.


Actions

Information

Leave a Reply

Please log in using one of these methods to post your comment:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s




%d bloggers like this: